Популярные записи
    Календарь
    «    Ноябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 
    Теги
    Реклама
    Голосование

    Как вам дизайн блога?


    Ссылки
    Архивы
    Январь 2017 (1)
    Сентябрь 2016 (1)
    Август 2016 (1)
    Июль 2016 (2)
    Май 2016 (1)
    Апрель 2016 (3)

    591-62-63

    Контакты
     

    Моменты из книги "Ойкумена"

    nDiezel, Прочитало: 1 844
    15 февраля 2010
    Вообще, конечно, этот рассказ стоит прочесть.
    Как аргумент - вот такие вот "обрывки" из книги. Енджой.

    Иногда мне кажется, что реальные события и воспоминания о них имеют между собой мало общего. Прошлое — спектакль. Каждый раз его приходится играть заново. Вспоминая, я беру в руки и заставляю танцевать незнакомую куклу, другую, совсем не ту, что танцевала вчера или на прошлой неделе. Комплексы, неврозы, возрастные изменения, застенчивость и гордыня, сомнения и уверенность — все новые нити тянутся к кукле, прорастая в колени, локти, виски, стопы и ладони. Я чувствую: они щекочут тело памяти. Кукла пляшет, как взбесившийся шаман, дергая конечностями и содрогаясь в конвульсиях, а я думаю:

    «Это я? Неужели это я?»

    И радуюсь, что завтра, когда мне взбредет в голову блажь снова окунуться в реку времени, я буду иной: и тот, который смотрит из неподвижного сегодня, и тот, который пляшет в изменчивом вчера.

    Тетушка Фелиция учила, что марионеток нельзя хранить в сундуке или ящике. Марионетки должны висеть на специальном крюке. Это правильно, утверждала тетушка Фелиция. В детстве я не понимал: почему? Сейчас я вырос и частично согласен с тетушкой: мы танцуем, пока однажды нас не положат по ошибке в ящик. Но висеть — тоже удовольствие не из первых…


    ***


    От трагедии до фарса — один шаг.

    Как выяснилось, подавляющее большинство людей обезножели. Они не в состоянии сделать этот шаг. Топчутся на месте, моргая в недоумении. Только что было смешно, а вот теперь, значит, практически сразу, без предупреждения, без письменного уведомления, уже совсем не смешно. Нет, говорят они, мы так не согласны. Вы уж будьте любезны, скажите нам заранее, что мы должны делать в следующую секунду: плакать или смеяться?

    Мы подготовимся, настроимся…

    Эти люди не живут.

    Они все время готовятся и все время не готовы.

    Потому что от фарса до трагедии — тоже один шаг.

    Хотите банальность? Наша жизнь короче этого шага.


    ***


    Если бы я был героем-любовником, я бы портил девок косяками.

    Если бы я был героем-резонером, я бы всех научил, как жить.

    Если бы я был героем-неврастеником, я бы заламывал руки.

    Если бы я был бытовым, иначе рубашечным героем, я бы ругался при дамах.

    Если бы я был характерным героем, я бы носил бакенбарды.

    Ах, если бы я хоть чуточку был героем!…


    ***


    У каждого – своя картина мира.

    Она складывается из тысячи мелочей, миллиона пустяков, пригоршни действительно важных деталей и кучи хлама, заслуживающего помойки, да все как-то руки не доходят. Мы пишем эту картину, добавляя мазок здесь, мазок – там; мы строим обжитую, уютную Вселенную, и счастливы, когда кто-то снаружи подтверждает ее правильность, значимость и полезность.

    Если же внешнее возмущение – слово, факт, поступок – не вписывается в границы, очерченные резной рамой, мы готовы воевать с агрессором до победного конца. Упрямые сидельцы, мы скорее до смерти забьем освободителя, чем покинем камеру, где провели столько счастливых лет.

    Воздух свободы для нас мучителен.


    ***


    В любителе жаловаться на жизнь спит несостоявшийся актер. Он нуждается в публичности, как наркоман – в дозе. С упорством маньяка он гоняется за жертвой, в реальности и виртуальности, дома и в космосе. Поймав же, мгновенно обустраивает площадку – уютную, располагающую к беседе, огороженную решеткой без малейших признаков выхода.

    Хотите или нет, но вы будете смотреть предложенный спектакль. Оглянуться не успеете, как наберется полный зал. Тем более, что в нас, опрометчиво решивших, что мы – всего лишь публика, кроется отзывчивый резонатор – маскируясь под сочувствие, этот подлец мигом перерождается в злокачественную опухоль, пуская метастазы во все уголки души.

    Ах, сукин сын, обаятельный страдалец, любитель жаловаться на жизнь! Любитель? Профессионал! Он не просто жаждет вылить на вас отхожее ведро.

    Ему нужно, чтобы вы зааплодировали.

    …казалось бы, при чем тут я?..


    ***

    Если вы приходите к учителю, и он вам говорит, что его система самая правильная, в отличие от прочих шарлатанств – уходите. Уходите немедленно, не теряя ни минуты. Он лжет. Нет единственно правильных систем. И нельзя возвыситься, оскорбляя других.

    Но что делать, если вам говорят: «Вы живете в лучшем из миров!»? Как поступить, услышав: «Сейчас ваше дело плохо, но потом, при жизни или после смерти, вы обретете наилучший уголок во Вселенной!»?

    Куда бежать?


    ***


    Мы уделяем снам слишком большое внимание.

    Вещий сон. Дурной сон. Сон в руку. «Дорожная карта» сновидений. Путешествия в мире грез. Проникновение в иные реальности. Астрал, ментал, эфир… За всем этим фейерверком кроется страх – банальный, скучный, как вид из окна на стройплощадку. Когда мы в сознании, когда бодрствуем – мы ясно чувствуем, как привычки, стандарты и нормы огораживают нас защитным кругом.

    А во сне?

    Во сне к нам могут подкрасться, и мы не услышим. Во сне нас обидят, а мы не успеем защититься. Беззащитность сна, уязвимость сна; доверчивость, которая расшатывает опоры настороженности. Давайте увешаем ее медалями и орденами, нарядим в загадочный костюм, наденем маску с длинными носом и ушами, похожими на нетопырей; придадим страху оригинальности, добавим тайны, как перчику в суп…

    Сон любят сравнивать со смертью.

    Еще один слой шелухи.


    ***


    Труднее всего – делать.

    Это значит – ошибаться. Это значит – уставать. Изыскивать средства. Собирать силы. Пахать, как вол. Надрываться, как проклятый. Стремиться к завершению. Пробивать. Строить. Создавать.

    Нет, не работать.

    Делать.

    Это значит – обзаводиться врагами. Привлекать советчиков. На любое дело советчики летят, как сами знаете кто сами знаете куда. Спорить. Доказывать. Нести. Выслушивать дурацкие шуточки. Узнавать, что если бы делали они, то сделали бы лучше. Давиться этим сволочным «бы». Бредить ночами чужим, злым, коровьим; «А м-мы-ы б-бы-ы…» Спать вполглаза. Рвать жилы. Делать, короче.

    Ну, вот – сделал. Вытер мокрый лоб. Выдохнул:

    «Хорошо! И хорошо весьма…»

    Думаете, вам за это поставят памятник? Клизму вам поставят…


    ***


    Удивительная штука – достоверность.

    Досточтимая верность. Достопочтенная верность. От-и-до-верность. На-все-сто-верность. А если задуматься: чему верность? Правде, скажете вы. Реальности. Прожиточному минимуму фактов, который мы зовем реальностью. Вот так скажете вы, и попадете пальцем в небо.

    Неплохое достижение – пальцем в небо. И пальцу приятно, и небу без разницы. Ходишь потом, демонстрируешь направо и налево чудесный палец, хвастаешься…

    Достоверность – это сличение подозрительной загогулины с нашим куцым жизненным опытом. С нашим представлением о том, какие бывают загогулины. С нашей уверенностью, что уж мы-то знаем в загогулинах толк. С нашим убеждением, что любой другой жизненный опыт – чушь и набор фантиков. Достоверность, синьоры и синьориты – это очная ставка чужака-пришельца с Его Высочеством Самомнением, наследным принцем страны Самообмана. И ни на грош больше, право слово.

    Шлюха она, эта ваша достоверность.


    ***


    Сейчас речь пойдет о «проблеме финишной ленточки».

    Мы – я имею в виду человечество – категорически не умеем адекватно воспринимать финалы. Счастливый? – нежизненно, скажем мы. Так не бывает. Ужасный? – оскорблены в лучших чувствах, мы браним автора за то, что лишил нас надежды. Дай, сукин сын, хоть парус на горизонте! Двусмыслица? – о, кипя от гнева, мы готовы убить мерзавца, который поставил нас перед выбором. Выбирать – проклятие рода людского, и да минует нас оно!

    Открытый? – мы и вовсе лишим эту закавыку гордого имени: «финал». Думать самостоятельно – пытка.

    А если в конце повествования стоит жирная точка, всем сестрам выдано по серьгам, а всякому кулику по болоту – честное слово, мы никогда не простим создателю, умело связавшему концы с концами, одного-единственного, зато смертного греха.

    Он же лишил нас возможности продолжения, не так ли?!

    Финалы – не наш конек. Они оскорбляют человеческое подсознание самим фактом своего существования. Не в этом ли залог нашей чудовищной жизнеспособности?


    ***


    Над головами людей, предчувствуя рассвет, тихо гасли звезды. Удивительные они существа, эти искорки во мгле. Если любоваться ими, сидя в уютных шезлонгах, выставленных на лужайке перед домом, хлебнув глоточек тутовой водки, вдыхая запах маринада, пропитавшего курятину, поджаренную на шпажках, и наслаждаясь приближением нового дня – звезды кажутся милыми котятами.

    А если пешком ходить между ними, то так вовсе не кажется.
    Теги:Книги

    Ошибка

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх
    Вы используете браузер криворуких программистов.Их детище - глубоко ранит мою нежную психику и напоминает о бессонных ночах и километрах кода, написанного в попытках заставить работать это убожество.

    Поэтому, если вы хотите мира во всём мире - я искренне советую вам его заменить на более достойный
    Обещаю исправиться